Иран – самая демократическая держава мира

Как известно, в июне прошлого года в Иране прошли очередные президентские выборы, которые «внезапно» доказали всему миру, что именно в этой стране демократия достигла такого уровня, который и не снится не только всем соседям Ирана, но и большинству стран Европы и даже США. Собственно, выборы в Иране, причём всех уровней, давно уже – самые демократические в мире. Но 2013 год ознаменовал небывало высокие критерии иранской демократии. И это уже не отрицается  на Западе.
Уже никто в мире не отрицает значительной роли Ирана в современной геополитике региона Передней Азии, а может быть, и всего мира, учитывая, что с недавних пор военно-морские силы Исламской Республики предпринимают показательные дальние походы в Атлантику и Тихий океан. Соответственно, нельзя и не обращать внимания на внутренние процессы в Иране, коль скоро даже так называемые сверхдержавы, явно или неявно, но усиленно отслеживают эти процессы, как и региональные процессы. Тем более, глупы те круги в странах, приграничных с Ираном, которые, как бесталанные попугаи, повторяют вслед за Западом, что участие Ирана в международных делах не столь существенное и воздействие Тегерана на мировые процессы минимально, чтобы они «ощущали зависимость» своих стран от иранского вопроса. Да-да, мы настаиваем на том, что сегодня в повестке дня ведущих мировых центров (а, может быть, и намного раньше) сформулирована новая проблема геополитики – Иранский вопрос. К сожалению, в сегодняшней Армении тоже властными и околовластными процессами управляют и теперь получили мандат и на второй срок управления не слишком чувствующие конъюнктуру момента поклонники Запада, проявляющие тенденцию к недооценке иранского фактора в делах и Закавказья, и непосредственно самой Армении.
Итоги выборов хорошо известны – победил и стал действующим президентом экс-глава Центра стратегических исследований Совета целесообразности Хасан Роухани. Запад и Израиль часто проводили искусственные различия между различными бывшими кандидатами в президенты. И это хором подхватывали армянские средства массовой информации (СМИ). Например, одних политиков именовали «консерваторами», других – «реформаторами», к числу которых относили и господина Роухани. Но если Западу или даже России в какой-то мере «простительно» упрощать оценки ситуации в Иране, то для Армении это – недопустимая роскошь. Rонечно, были разногласия между различными кандидатами в президенты, есть разногласия между различными политическими деятелями и группами, партиями. Но это лишь разногласия между ПАТРИОТАМИ. То есть лицами, которые ни в коей мере не менее жёсткие в вопросе отстаивания национальных интересов Ирана (а это и ядерная проблема, и вопрос Иерусалима, и позиция по Сирии, и т.д.), чем был в годы своего президентства Махмуд Ахмадинеджад.
Вот почему следует отметить беспрецедентно повышенную демократичность избирательного процесса в Иране в 2013 г. Вдумаемся: подали заявки (которые были приняты!!!) около 700 человек. И о каждом из них аккуратно сообщали иранские СМИ. То есть рядовому избирателю «режим аятолл», наряду с уже очень хорошо известными лицами, предложил огромное количество фигур, которые, не исключено, уже на следующих президентских и иных выборах будут олицетворять собой современную иранскую элиту. Учтём, что в этот раз в ИРИ, одновременно с президентскими,  прошли  выборы в городские и сельские советы. То есть, огромное количество людей, заявившие в процессе представления заявок на участие в президентских выборах, «засветились» перед своими соотечественниками. А ведь Иран, несмотря на свою седую древность десяти или даже более тысячелетий – страна молодых! И эта страна НАМНОГО ДЕМОКРАТИЧНЕЙ всяких «маяков демократии в Закавказье», любой страны-члена ЕС или СНГ. Дело даже не в том, что практически у каждой религиозной конфессии (а в Иране уместней говорить о конфессиональном представительстве во власти, а не этническом) гарантированные места в парламенте, даже и у иудеев-евреев, у огнепоклонников-зороастрийцев, не говоря уже о христианах (интересы которых представляют депутаты от армянской общины Ирана), и т.д. В Иране избирательная система такова, что заявления принимаются фактически неограниченно. Любой человек может подать заявление и на этом этапе фактически не существует каких-либо ограничений – необходимо лишь представить документы о том, что человек является гражданином Ирана. А как в Армении, например? Или в других странах СНГ? Плати деньги… То есть – за пределами Ирана в регионе вообще нет подлинной демократии, ибо там царит западная модель «демократии денежных мешков».
Конечно, столь значительное число заявок на участие в президентских выборах 2013 г. в качестве кандидатов можно объяснять и этой особенностью иранской избирательной системы. Но,  дело в том, что на предыдущих президентских выборах 2009 г. было зарегистрировано всего лишь 475 кандидатов (до выборов было допущено лишь четверо: Махмуд Ахамадинеджад, Мир-Хосейн Мусави, Мехди Кярруби, Мохсен Резайи)! Значит, вопрос не только в этом. А в том, что начиная с 2013 г., высшие руководители Ирана приступают к гибкой и мягкой замене поколений в актуальных элитах страны. И каждому человеку нужно лишь одно – проявить личную инициативу… Подчеркнём, также, ещё один нюанс нынешней избирательной кампании – Совет стражей Ирана отклонил кандидатуры 30 женщин, подавших заявку на участие в выборах президента. Кто-то скажет, как вопили СМИ и политики Запада весной 2013 г.: ах, иранским женщинам вновь запретили баллотироваться в президенты! Дамы и господа – НЕ ЗАПРЕТИЛИ. Регистрацию-то 30 (!) кандидаток осуществили. Скажите, в какой ещё стране мира 30 женщин подавали заявки на участие в президентских выборах в качестве кандидаток в президенты?! Я лично не помню такого даже из истории США или Франции, кичащихся своими «системами демократии». А про страны СНГ вообще говорить не приходится. Ну, а недопуск этих 30 иранских женщин-кандидаток к выборам – вряд ли дискриминация по «гендерным соображениям», если учитывать, что отклонены также кандидатуры тех же бывшего вице-президента Эсфандияра Рахима Машайи и экс-президента Али Акбара Хашеми Рафсанджани…Например, за кандидатуру Хашеми Расфанджани вступились ни кто-то иной, а прямые наследники создателя Исламской республики в Иране аятоллы Рухоллы Мостафави Мусави Хомейни – его дочь Захра Мостафави Хомейни и его внук Хасан Хомейни. Хасан Хомейни заявил о своей поддержке экс-президента Ирана, аятоллы Али Акбара Хашими Рафсанджани и выразил сожаление, что этого политика решено дисквалифицировать. Он считал, что решение Совета стражей необъективное. Захра Мостафави Хомейни же обратилась с открытым письмом к Верховному лидеру Ирана аятолле Али Хаменеи в защиту Хашеми Рафсанджани, текст которого распространили многие иранские СМИ.
Даже инициатива иранского генералитета о выдвижении своим кандидатом в президенты генерал-майора Мохсена Резайи — бывшего командующего Корпусом Стражей Исламской Революции (КСИР), это тоже своего рода показатель высокого уровня иранской демократии. У него ведь была довольно интересная роль – он как бы призван сцементировать, помимо военных, и этнические меньшинства и субэтносы Ирана, так как по происхождению является луром (одно из субэтнических меньшинств Ирана – прим.). Резайи возглавил КСИР в 1981 г. в возрасте 27 лет, через несколько месяцев после начала ирано-иракской войны. Он сменил на этом посту 49-летнего Мостафу Чамрана, убитого 21 сентября 1981 г. иракским смертником. Таким образом, он стал вторым главнокомандующим КСИР и до сих пор самым молодым из всех. С его именем связывают и так называемый «аргентинский скандал». В ноябре 2006 г. власти Аргентины подали в Интерпол заявление о международном розыске Резайи, наряду с ещё шестью гражданами Ирана, по подозрению в причастности к взрыву в еврейском культурном центре Буэнос-Айреса в 1994 г. (85 человек погибло, 151 ранен). По неподтверждённым сведениям перебежавшего в США сына Мохсена Резайи — Ахмада, взрыв готовил и его отец. Тем не менее, Аргентина никогда не предъявляла Ирану запрос на его экстрадицию.
Могут задать вопрос – в чём здесь интрига? Во-первых, как уже отмечалось, в том, что пример генерал-майора Резайи срабатывает – этноменьшинства и субэтносы видят, что при надлежащем служении государству и неперсы и неазери (а именно представителей этих двух групп населения больше всего в актуальных элитах Ирана), да ещё в молодом возрасте, могут добиваться важных и престижных высот, начиная с армии и кончая высшими политическими сферами. А это жёстко нейтрализует ставки Запада на рост внутренних межэтнических разногласий в Иране. Во-вторых, пример Резайи подтверждает те предположения, которые были сделаны ещё в 2011 г. автором данных строк – в дальнейшем роль генералитета в политической жизни Ирана будет всё более возрастать. Справедливости ради, я полагал, что на 2013 г. иранский генералитет изберёт своим представителем в избирательных процессах Начальника Генштаба Вооружённых сил Ирана (т.е. и регулярной армии, и КСИР) бригадного генерала Сейеда Хасана Фирузабади или Военного советника Верховного лидера исламской революции  аятоллы Хаменеи генерал-майора Ехия Рахима Сэфеви. На это указывала их резко возросшая активность на ниве политических (!) заявлений и даже озвучивания откровенных угроз, например, в адрес Турции и Азербайджана в 2010-12 гг. И оба также признаны «людьми Рахбара». Кроме того, пример экс-министра иностранных дел Али Акбара Велайяти, тоже выступавшего в прошлом году в качестве кандидата в президенты, наглядно показывал, что Хаменеи отнюдь не против, чтобы его советники участвовали в выборах.
Посмотрим, как привыкли анализировать политический бомонд Тегерана на Западе. Как правило, выделяют три основные группировки: сторонников Хаменеи, группировка, тех, кто поддерживает нынешнего президента Ахмадинеджада, и так называемые «реформаторы». Но когда кто-то говорит о разногласиях между ними или даже «противоречиях», то явно забывает о том, что стратегических различий между ними не было и нет. Да, разумеется, кто-то из кандидатов хочет перераспределения полномочий во власти. Но никто выступает не против принципа «велайят-е-факих» – верховенства духовной власти над светской. Некоторые иранские политики хотят именно перераспределения полномочий в пользу исполнительной власти. И все противоречия связаны именно с этим. У иранских политиков нет разных взглядов ни на внутреннюю политику, ни на внешнюю политику: борьба идёт за власть, за полномочия. А вот в смысле национальных интересов у них всё в полном порядке – они все ПАТРИОТЫ Ирана. И среди них нет ни одного, кто идёт во власть с намерением стать марионеткой Запада и Израиля, и с идеей превращения страны в сырьевой придаток и исполнителя внешней воли.
Помнится, что когда в прошлые годы порой возникали какие-то коллизии в относительно Ахмадинеджада и его окружения, и даже шли разговоры, что вот-вот и – действующему президенту объявят импичмент – то в дело вступала «тяжёлая артиллерия» иранского общества – великие аятоллы. С их мнением не может не считаться и Высший лидер Исламской революции аятолла Сейед Али Хаменеи. А это означает, что система внутренних рычагов и балансов во власти у Ирана действует отработанно и чётко. Да, это не означает что в этой стране всё «в ажуре» и что оснований для беспокойства за стабильность не имеется. События поствыборного периода в 2009 году ещё свежи в памяти. И, тем не менее, то обстоятельство, что система балансов и противовесов в высших политических кругах Ирана продолжает действовать без существенных сбоев – это ещё одно доказательство надёжности демократических завоеваний иранского народа.
А как реально и наглядно действует принцип проведения выездных заседаний правительства Ирана под председательством президента страны в различных останах (областях)! Это вовсе не популизм, как могут подумать некоторые читатели. И в предыдущие десятилетия, и в особенности в годы правления экс-президента Махмуда Ахмадинеджада иранское руководство многократно прибегало к таким мерам. Временной промежуток между постановкой президентом вопроса перед правительством и выработкой путей и механизмов решения проблемы сокращался до минимума. Кроме того, возможность напрямую обратиться к главе государства в таких случаях предоставляется не только местным чиновникам конкретного остана, но и представителям рядового населения. Иранская политическая и экономическая хронология предыдущих лет знает множество примеров оперативного решения насущных проблем «на местах» именно посредством выездных заседаний иранского правительства, коллегий тех или иных министерств, и так далее.
Можно ещё много перечислять, что делается властями Ирана для того, чтобы по возможности, в первую очередь, облегчать условия жизни именно рядового гражданина своей страны. Но всего это будет недостаточно, чтобы читатели перестали верить лживой западной пропаганде об Иране. Просто всё это надо увидеть собственными глазами. Например, такой факт – даже несмотря на то, что сельский населённый пункт (причём – не иранский даже по составу населения!) практически опустел, тем не менее, правительство за свой счёт (а не за счёт жителей) осуществляет ПОЛНУЮ газификацию данного населённого пункта, с запасом. Люди считают, что надо думать и о том, что когда-нибудь, возможно, потомки прежних жителей населённого пункта могут и возвратиться.
Но, помимо всего этого, для Армении и армян критерием демократичности Ирана является, безусловно, отношение иранского государства к своим согражданам-армянам. В Конституции Исламской Республики Иран строго и жёстко закреплено – христианская община страны обладает двумя депутатскими мандатами в межлисе (парламенте) Ирана. Та же иранская Конституция закрепляет: интересы всей христианской общины в межлисе представляет именно армянская община. Назовите мне ещё одну страну мира, в которой, невзирая на численность армянского населения, армяне обладали бы неизменной квотой депутатских мест, закреплённой конституционно! Не найдёте. Так что для армян Иран – даже сверхдемократическая страна. Тысячу раз прав глава Исфаханской епархии Святой Армянской Апостольской Православной церкви, архиепископ Бабкен Чарян, который в начале января 2014 г. заявил, что права религиозных меньшинств хорошо представлены в парламенте Ирана, и именно Иран является лучшим примером мирного сосуществования различных религий и народов. И разве это США или Россия или какая-то европейская страна представили соответствующие документы в ЮНЕСКО и добились за армянскими церквями и храмами статуса международного признанных и охраняемых объектов культуры общемирового характера и значения? Нет – это сделал наш сосед, братский Иран. Целых четыре армянских памятника, ныне находящихся на территории Ирана, включены в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО в Иране — монастырь Сурб Тадевос (святого Фаддея);  монастырь Сурб Степанос (святого Стефана); Церковь Сурб Аствацацин (Святой Богородицы) и часовня Дзор-Дзори.
«Светская» Турция может похвастать таким достижением, которым бросается в глаза так называемому «цивилизованному миру» якобы «недемократический исламистский» Иран? Увы. Сверх-«цивилизованная» Европа? Вообще – разговору не может быть, хотя, для кого секрет, что в Европе крайне много армянских церквей и иных памятников архитектуры? Ещё раз повторим – даже в США и России нет подобных примеров бережного отношения к армянским памятникам. Отметим: всего в Иране около 30 объектов культурного наследия, имеющих общемировое значение. И четыре из них, ещё раз напомним – это именно армянские монастыри, церкви и т.д. При этом иранские власти весьма просто объясняют свою заинтересованность в этом процессе: они уверены, что и армянская религиозная архитектура – часть общего цивилизационного наследия иранского государства. И Иран обязан нести ответственность и исполнять обязательства по сохранению этих памятников прошлых веков.
В канун нынешних новогодних праздников действующий президент ИРИ господин Роухани даже посетил квартиры нескольких погибших иранских армян, которые служили в иранской армии и воевали в годы ирано-иракской войны. В квартире Мовсисянов президент Ирана отметил, что истинные мусульмане верят в то, что Иисус Христос является пророком доброты и человеколюбия. Поздравив иранских армян с Новым годом и Рождеством, Роухани отметил: «Иран – родина всех, будь то мусульмане или представители религиозных меньшинств. Все должны прилагать усилия в деле развития страны». Также иранский лидер пожертвовал 10 миллиардов риалов (примерно 350 тысяч долларов – прим.) армянской клинической больнице «Аветисян» Тегерана. Советник президента Хосейн Ферейдун посетил больницу, вручив пожертвование президента, и заявил: «Сосуществование мусульман и немусульман в Иране является лучшим примером для охваченного волнениями региона. Я не принимаю слово меньшинства. Правильнее будет использование выражения иранцы-немусульмане. Сосуществование мусульман и немусульман в Иране является лучшим примером для охваченного волнениями региона».
Я могу также напомнить и о словах специального помощника президента Ирана по делам религиозных меньшинств – Али Юнеси, также озвученных в декабре 2013 г. Османская империя (т.е. Турция) «обвиняется в осуществлении геноцида в отношении миллионов армян». Как передавал иранский сайт Khabaronline.ir, именно так заявил господин Юнеси. Высокопоставленный иранский чиновник в интервью иранскому информагентству ISNA, комментируя спекуляции вокруг религиозных меньшинств Ирана и иранских этнических единиц, в частности, отметил: «Некоторые радикальные круги утверждают, что Иран – многонациональная страна, однако это неверное утверждение, так как в Иране проживает лишь одна нация. Все граждане ИРИ являются частью этой нации. Религиозные меньшинства и остальные этнические иранцы вносят большой вклад и не имеют преимуществ по отношению друг к другу». «Стоит отметить, что в доблестной истории Ирана не было зафиксировано ни одного акта геноцида. Посмотрите, что происходит в Турции, Ираке, Пакистане. Османская империя обвиняется в осуществлении геноцида в отношении миллионов армян. Однако в случае с Ираном нет ничего подобного, так как многочисленные народности здесь сумели сохранить свою идентичность», – подчеркнул Али Юнеси.
Кому-то покажется это недостаточным. Но сравните с США! Президенты этой страны раз за разом обдуривают армянскую общину США, обещая от выборов к выборам публично произнести, наконец, слово «Геноцид» в отношении преступлений турок, совершённых в 1915-23 гг. против армян. Бывший посол США в Армении Джон Эванс, который первым из современных американских высокопоставленных дипломатов в 2005 г. публично квалифицировал деяния турок как Геноцид армян, фактически был «наказан» Госдепартаментом США за «своеволие» — через 18 месяцев после его речи о геноциде он был отозван с поста посла США в Армении. Напомним такие слова Дж.Эванса: «Я считаю, что провал решения этой проблемы со стороны мирового сообщества  продолжает приводить к пагубным последствиям». А тут – помощник президента Ирана, причём без многочисленных, на протяжении десятилетий, «обещаний» армянской общине своей страны, чётко и жёстко говорит о Геноциде армян в Турции. Тут уже – даже не разговор о том, какая из стран демократичней, США или Иран. А о том, кто реально – друг и брат Армении, а кто – обыкновенный лжец, лицемерный и двуличный, использующий тот же Армянский вопрос в целях своей глобалистской геополитики.

Сергей Шакарянц